Понедельник, 20.05.2019, 06:18
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта
Категории раздела
Заметки дилетанта [11]
Разные статьи
Поиск
Вход на сайт
Друзья сайта
Россия до 1917 г.
Санкт-Петербург
Москва
Нижний-Новгород
Виды Волги
Разные города_1
Разные города_2
Предкавказье
Северный Кавказ
Кавказ
Закавказье
На Урале
Сибирь и Дальний Восток
Железная дорога и Байкал
Алтай и Средняя Азия
Типы народов России
Одесситы
Погода
Курс валют
Курсы наличного обмена на сегодня
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
То, что интересно

Будни строительства Волго-Донского канала. Часть 1

Для того, чтобы вести работы на всей трассе канала и строительстве гидроузла было построено несколько лагерей. Еще 27 апреля 1948 г. в Калач для организации приема заключенных прибыл Тимофей Яковлевич Васин, начальник охраны исправительно-трудовых лагерей. Сибиряк из прибайкальских казаков, в Гражданскую войну воевавший в кавалерии. Человек он был необычный. При своей не всегда приятной работе любил театр, людей, был строгим, но справедливым как к своим сослуживцам, так и к заключенным, за что и те и другие его уважали. Места размещения заключенных им были выбраны вдоль всей трассы канала.

Причем и в самом Калаче также были созданы лагеря для содержания заключенных мужчин и свой лагерь для женщин.

Калач стал столицей строительства Волго-Донского гидросооружения. В Калаче разместились штабы строительства, разные конторы, базы, площадки с техникой. Поместили полк военных, предназначенный для охраны заключенных. В этом полку, в основном, служили солдаты из среднеазиатских республик, плохо знавшие и плохо понимавшие русский язык. Однако это не помешало им оставить кое-какое потомство, как в Калаче, так и в других местах.

В Калач поездами, водным путем, автомобилями прибывали те, кто впоследствии стал строителем такого грандиозного сооружения. В книге Анатолия Павловича Злобина «Добрая жизнь» так описан приезд в Калач, устраивающегося на работу будущего Героя Социалистического Труда экскаваторщика Дмитрия Алексеевича Слепухи. «Поезд пришел в Калач ночью. В гостинице Слепуха увидел надпись, прославленную фельетонистами и командировочным людом: «Мест нет». Он подремал на лавке, а когда стало светать, вышел на улицу. За домом была базарная площадь, по другую сторону стояли в лесах недостроенные здания. Поднимая тягучие хвосты пыли, проехала колонна грузовых машин. Вдалеке перекликались паровозы. Базар был пестрым и шумным. На больших железных крючьях висели тяжелые розовые туши, в другом ряду плотно стояли бидоны с молоком, ведра со сметаной, творогом. Женщины продавали пуховые платки. Слепуха поторговался немного и прихватил один платок под мышку - для матери. В конце молочного ряда сидел на земле слепой инвалид, а женщины стояли кругом и смотрели, как он продувает старую, с хрипом гармонь. Слепой пел знаменитую в те годы на всех российских базарах песню: «Жена мужа на фронт провожала». Опустив головы, забыв базарные заботы, женщины с тоской слушали слепого:
Он уехал в расстроенном виде
В непроглядную темную ночь,
И под звуки военной тревоги
Народилась красавица дочь.
Слепуха долго еще стоял, слушая песню о разлуке, о горе народном: раны войны были свежи в памяти. Потом он постоял на площади перед братской могилой. Огороженная тяжелыми цепями, на постаменте навечно застыла танкетка, придавив своей тяжестью тела павших. Здесь, в районе Калача, произошло соединение наших войск, окруживших немецкую армию Паулюса. Слепуха не любил задавать вопросов. Когда подошло время, он увидел, что люди со всех сторон тянутся к невысокому длинному бараку».

В 1948 году началось строительство временных зон содержания заключенных, огражденных столбами с колючей проволокой. Первые партии заключенных стали прибывать с апреля 1948 года этапами по 400-500 человек. Их размещали в палатках за ограждениями из колючей проволоки, и одновременно приступали к строительству бараков и землянок для основных сил. Всего к зиме 1948 года должны были построить 69 бараков для 17 250 заключенных. Но к концу года смогли принять только 6073 военнопленных. Заключенные строили жилье также для инженерно-технического персонала.

Первоначально работы по обустройству жилых зон проводились вручную. Позже стала прибывать техника. Дорог не было, и первые строительные материалы доставлялись авиацией. В поселке Мариновка был построен специальный аэродром и городок для летного состава и их семей. На аэродроме дислоцировалась также истребительная авиация.

В апреле 1948 года дорожно-строительные районы приступили к строительству автодороги Красноармейск - Калач.

В сентябре сдана в эксплуатацию линия связи Калач – Новосоленовск (располагалось управление строительством Цимлянского гидроузла), центром управления Цимлянским гидроузлом. Тогда же в Донской строительный район прибыл энергопоезд, от которого получил питание весь экскаваторный парк Донского района и город Калач.

Так как штаб строительства обосновался в Калаче, то началось его благоустройство.

В сентябре 1948 года на площади Павших Борцов в Калаче заложили фундаменты четырех 8-квартирных брусчатых домов, в которых впоследствии проживали офицеры полка. Был создан Калачевский строительный участок. Строились финские домики для инженерно-технического персонала и руководящего состава стройки. Административные здания были украшены барельефами и колоннами, коттеджи с балкончиками, верандой и разбитыми во дворах клумбами.

Из коллекции Ю. Рукосуева жителя г. Калача

В одном из таких домов проживал и начальник строительства Волго-Дона, генерал-майор технической службы Яков Давыдович Рапопорт. 

В городе были построены две двухэтажные средние школы, здание управления строительством гидросооружений, кинотеатр с названием «Волго-Дон». Асфальтом покрыли некоторые улицы, пустили автобусные маршруты. Проводились берегозащитные работы, возводились дамбы, так как согласно плану часть Калача попадала в зону затопления. А то, что не попадало, необходимо было защитить. Некоторые дамбы облицовывались гранитными булыжниками, который прибывал из дальних карьеров, как и щебень разных фракций. Сооружались причальные стенки в речном порту, проводились и другие работы. На объектах в разных местах города копошились люди, под охраной работали заключенные, раскидывая лопатами горы земли; рычали, передвигаясь, скреперы, загребая в свои ковши грунт; опустив лопаты, двигались бульдозеры. На окраине, так называемого Старого Калача, экскаватор рыл землю в карьере, землю грузили в самосвалы и те двигались к объектам. Рядом с экскаватором крутились мальчишки, наблюдая за погрузкой земли в самосвалы, их выездом из карьера. По всему Калачу стоял шум, гомон, скрежет, крики, пыль вилась столбом…

После работы заключенных под охраной возвращали в бараки, чтобы на следующий день вновь их привести на объект. Отметим, что согласно приказу МВД заключенных на объекты, расположенные на расстоянии свыше 3 км обязаны были возить автотранспортом, а на расстояние до 3 км – пешком.

В Калаче помимо военных и заключенных было много интеллигенции. Ее основной контингент инженерно-технический персонал стройки. Среди них были как вольнонаемные, так и расконвоированные заключенные-специалисты, обязанные ежедневно отмечаться в комендатуре. В городе размещалась организация с названием «Гидропроект», подчиненности МВД, во главе с его руководителем генерал-майором технической службы Сергеем Яковлевичем Жуком, автором проекта Волго-Донского гидроузла. Как Я.Д. Рапопорт, так и С.Я. Жук в начале строительства работали и проживали в Москве, а на стройку наезжали в командировку.  Впоследствии, когда сроки строительства канала сократили на год, то руководство этой организации оказалось тоже в Калаче. Этому также способствовала жалоба первого секретаря Сталинградского обкома ВКП(б) товарища И.Т. Гришина, направленная И.В. Сталину, в которой он жаловался на то, что руководство «Гидростроя» в лице Я.Д. Рапопорта и С.Я. Жука мало уделяет внимания строительству, находясь вдали от стройки.

По воспоминаниям современника, отдельные сотрудники института «Гидропроект» вели в общеобразовательной калачевской школе отдельные учебные предметы или кружки. Изобразительное искусство вела женщина, как писали, необыкновенной красоты, с царственной осанкой по имени Гюля. В Калаче скульптор и архитектор Е. Вучетич увидел ее и предложил ей уехать с ним. Ходили слухи, что в Волгограде прообразом Родины-матери с мечом стала именно Гюля.

В Калаче из числа расконвоированных музыкальный кружок в школе по классу гитары вел профессиональный музыкант, одессит из оркестра Леонида Утесова.

Следует отметить, что вдоль трассы канала было также построено шесть поселков, предназначенных для проживания обслуживающего персонала сооружений канала и их семей. Облик каждого поселка отличается индивидуальностью. 

В каждом поселке имелась школа, ясли, детский сад, столовая, клуб, администрация и удобные жилые дома по типовым проектам. Поселки были как бы однотипными и в то же время разные. Это было достигнуто за счет разной постановки зданий в сочетании с другими сооружениями. Наряду с одноэтажными, финскими домиками, стояли многоквартирные в несколько этажей дома. Крыши домов были черепичные или асбоцементные. В каждом доме было печное отопление для приготовления пищи, водопровод, канализация и ванные комнаты. Теплоснабжение в поселках было централизованное и производилось от одной или двух центральных котельных.

По состоянию на 25 сентября 1948 года на строительстве трассы Волго-Дона работало 11 172 человека, в том числе 300 инженерно-технических работников, 7100 заключенных, 2580 военнопленных. Военнопленных немцев к 1950 году отправили в Германию.

На стройке заключенных нужно было кормить, обеспечить хотя бы минимальные условия быта. О нормах довольствия заключенных в разные периоды стройки, быте, их работе хорошо описано здесь .

Остановлюсь на сравнении норм довольствия заключенных и, например, советских солдат, служивших в 70-е годы прошлого века.

Итак, норма №1а, выдававшаяся для всех заключенных без дополнительных продуктов за перевыполнение норм выработки и работающим на тяжелых работах.

Хлеб из муки простого помола 875 г; мука пшеничная 85% помола 40 г; крупа разная 138 г; макароны-вермишель 12 г; мясо 25 г; рыба-сельдь 160 г; масло растительное 16 г; сахар 20 г; соль 25 г; чай суррогатный 2 г; томат-пюре 12 г; картофель 500 г; овощи разные 310 г; мыло хозяйственное 300 г.

Норма довольствия солдат в 1970-е годы. Хлеб из пшеничной муки обойной  450 г; хлеб из пшеничной муки 1 сорта 400 г; мука пшеничная 2 сорта 20 г; крупа разная 120 г; макаронные изделия 40 г; мясо 150 г; рыба, сельдь 100 г; комбижир, сало 30 г; масло коровье 20 г; масло растительное 20 г; сахар 20 г; чай 1 г; сухой кисель 30 г, или сухофрукты 20 г; соль 30 г; картофель 550 г; овощи разные 270 г; томат-паста 6 г; лавровый лист 0,2 г; перец 0,3 г; уксус 2 г; горчичный порошок 0,3 г.

Для наглядности привожу картинку нормы довольствия. 

Сравнивая нормы по основным продуктам питания, видим, что заключенный по сравнению с солдатом получал на 25 г больше хлеба, на 20 г муки, на 18 г крупы разной, на 60 г рыбы-сельди, на 40 г овощей разных.

Но заключенный в 6 раз получал меньше мяса. Не было в рационе комбижира, сала, масла коровьего.

Нельзя забывать, что всего-то недавно закончилась война. Голодали ли заключенные? В ответе на этот вопрос имеется две правды. Одни говорят, что голодали, другие – наоборот – не голодали. Правы те и другие. Там, где администрация лагеря была слабой – голодали, так как «законники» отбирали то, что им нравилось. Воровство царило на продовольственных складах, другие факторы также не способствовали улучшению питания. Примечательным фактом было издание 5 марта 1948 года так называемого «дополнительного указа воровского закона для заключённых», который определил основные положения системы отношений привилегированных заключённых - «воров», заключённых - «мужиков» и некоторого персонала из числа заключённых. Каждый заключённый был обязан вносить в воровскую кассу 25% от своего заработка; приносить ворам 50% от полученных посылок и денежных переводов; имеющие шерстяные личные вещи, по первому требованию обязаны были передать их ворам. Из продуктов, завезённых на кухню, заведующий и повара самое лучшее отдают ворам.
Заключённые врачи и фельдшеры выделяют для воров медикаменты, содержащие наркотики. Все заключённые должны безоговорочно выполнять любое требование воров.
При неподчинении воровскому закону главари приговариваются к смертной казни.

Умирали ли заключенные от голода, дистрофии? Впоследствии такой вопрос задавался вольнонаемным ветеранам строительства Волго-Донского канала. Но это следовал ответ, что заключенных кормили неплохо, говорили, что не раз, когда не было времени отлучиться, обедали в бригадах заключенных и качеством приготовленных блюд были довольны. Заключенные также имели возможность в лагере в ларьке дополнительно на часть зарплаты (по безналичному расчету) купить колбасу, масло, сахар, хлеб и т.п. У каждого на счету, как говорили, было достаточно денег.
А естественная смертность в процентном отношении была такая же, как у вольнонаемных. Источник: Где правда, а где вымысел? Шесть вопросов ветерану сооружения Волго-Дона, почетному гражданину города Георгию Шпаченко // «Социалистическая индустрия» на Атоммаше. – 1989. – 2 ноября.

Для ознакомления приведу норму довольствия красноармейцев в годы Великой Отечественной войны, которую можно сравнить с нормой довольствия заключенных. В 1941 году красноармейцы получали на человека: хлеб: с октября по март - 900 г, с апреля по сентябрь - 800 г; мука пшеничная 2-й сорт - 20 г; крупа разная - 140 г; макароны - 30 г; мясо - 150 г; рыба - 100 г; комбижир и сало - 30 г; масло растительное - 20 г; сахар - 35 г; чай - 1 г; соль - 30 г; картофель - 500 г; овощи разные - 320 г; махорка - 20 г; спички - 3 коробки (в месяц); мыло - 200 г (в месяц).

Генерал-полковник И.А. Серов заместитель министра внутренних дел СССР, с неограниченными полномочиями бывал на строительство канала в год окончания его строительства. Он был грозой, как для заключенных, так и для руководства стройки. Еще бы, он мог снять с должности любого начальника, отдать под суд. В авральных, аварийных случаях создавал бригаду из числа заключенных для ликвидации аварии. Этим заключенным обещал досрочное освобождение. Свое обещание, как правило, выполнял. В своих дневниковых записях И.А. Серов оставил запись времен строительства канала: «В 7 часов утра слышу: потянуло супом. Я прошел в лагерь. <...> Пришел к столам и говорю: «Позовите повара». Заключенные с любопытством смотрят, что будет дальше. Приходит повар, докладывает: «Повар з/к Федоров». Я говорю: «Какой там з/к, говори: повар Федоров. З /к - это две буквы, а ты человек, а не буквы, да к тому же еще и повар». Все смеются. Ну, говорю: «Соловья баснями не кормят, давай миску борща, ложку и хлеба, буду кушать». Все забегали, давай освобождать место, я говорю: «Вы продолжайте кушать, я вместе с вами». Ну, для заключенных это событие: генерал кушает с арестантами. Набежало их полно, слышу, рядом в палатках будят приятелей, говорят: «Иди, посмотри». Мне и есть хочется, и гнать их неудобно, говорю: «Разойдитесь, иначе я не буду кушать». Ну, утихомирил. Покушал хорошо, от компота отказался, а то днем жара, потеть будешь. Когда сказал «спасибо» повару, тот расплылся в улыбке».

Улучшению ситуации с продовольствием способствовало также то, что лагерное начальство предоставило заключенным право самим добывать себе продовольствие. Так, весной 1948 года оно выдало рыбацкие сети на канале Волга-Дон и разрешило заключенным лагерей отправиться на рыбную ловлю с этими сетями. Притоки Дона река Карповка, Царица и сам Дон, Волга были богаты на рыбу.


Рыбаки на Дону. Из коллекции Ю. Рукосуева

Выловленная рыба шла на улучшение питания заключенных. В это же время окрестные колхозы жаловались на то, что лагеря попросту присвоили их землю, чтобы в крупных масштабах возделывать на ней фрукты и овощи и таким образом сделать питание заключенных богаче витаминами. Кроме того, с конца 1940-х годов заключенные получали все больше и больше посылок от родственников и знакомых. Только за 1949 год, по данным администрации ГУЛАГа, заключенным всех «исправительно-трудовых лагерей и колоний» было доставлено 11 миллионов посылок.

Конечно, жилищные условия заключенных были не из хороших – проживали в помещениях барачного типа, часто полуземлянках, и содержались эти помещения не всегда в чистоте. Из некоторых бараков после завершения строительства сделали семейные общежития, и жили, и живут в них люди вплоть до нашего времени. Клубы в зоне строительства были плохо оборудованы. Однако в вопросе быта были в дальнейшем сделаны существенные улучшения. В течение 1952 года почти все узники одного из лагерей жили в постоянных домах, и каждый спал в отдельной кровати. Уровень гигиены в целом в лагерях стал таким, что удалось локализовать распространение туберкулеза и других эпидемических болезней.

Первоначально на строительстве гидросооружений преобладал ручной труд. По воспоминаниям Золиной Любови Петровны, по специальности инженер-гидротехник, она начала работу не по прямой специальности, а руководила женской бригадой по мощению откосов канала. Сначала работа, как она вспоминала, по мощению мне показалась даже обидной. Я подумала, стоило мне из-за этого оканчивать институт. Но вскоре я убедилась, что мощение канала вещь серьезная и для этого мне необходимо учиться. Труднее всего было начинать работу с людьми. Приказной тон для меня был непривычен. Люди, с которыми мне пришлось работать, не были специалистами по мощению, и мне пришлось их учить. В основном под моим руководством работали женщины. Мощение производилось с обратным фильтром. Мощение происходит так: сначала накладывается слой песка, потом каменная крошка, затем щебень и наконец камень. Бригады идут одна за другой. Одна насыпает песок на 10 сантиметров, вторая - каменную крошку и т. д. Точно никто не знал, как должны выглядеть мощеные берега канала, поэтому несколько раз менялись технические установки, и сделанную работу приходилось переделывать. Моей бригадой за два года вымощено более 10 километров канала.

Впоследствии на стройку стала прибывать разнообразная техника, было задействовано до 8000 машин и механизмов. Использовались шагающие и многоковшовые экскаваторы, землеройные снаряды, скреперы, бульдозеры, автосамосвалы.

Символом стройки стал шагающий экскаватор ЭШ-14/65.

Чтобы на него посмотреть привозили даже экскурсии. Да и было на что посмотреть. Шагающий экскаватор был придуман и изготовлен специально для строительства канала. Их выпустили на знаменитом свердловском заводе - Уралмаше, под руководством начальника специального КБ этого завода, лауреата Сталинской премии Б.И. Сатовского. В популярнейшем тогда журнале «Огонек» была опубликована фотография, на которой в ковше этого экскаватора-гиганта свободно разместился автомобиль «Победа». А другой фоторепортер усадил в ковш целый пионерский отряд...
Шагающие экскаваторы, работающих на Волго-Донском канале запечатлели художники на своих картинах. Ниже на почтовой открытке приведена картина художника В.В. Богаткина с этими экскаваторами.

Вот лишь несколько технических характеристик шагающего экскаватора. Длина стрелы - 65 метров, глубина разработки грунта - до 45 метров, емкость ковша - 14 кубометров. Общая мощность 48 электромоторов этой машины - семь тысяч киловатт.

Перемещался экскаватор с помощью опорных гидравлических «лап». Внутри машины имелась собственная телефонная связь между обслуживавшими ее 17 рабочими. В смену экскаватор перемещал до пяти тысяч кубометров грунта.

Инженер Анатолий Павлович Усков был начальником экипажа первого в СССР такого шагающего экскаватора. По окончании строительства он стал Героем Социалистического Труда.

По воспоминаниям Александра Евсеевича Ашкинази, принимавшего участие в наладке оборудования на Цимлянской ГЭС: «Работает экскаватор, этот их вид называют драглайнами… Электромашинные агрегаты и шкафы с аппаратурой в колоссальном машинном зале, стоящем на гусеницах, стрела выходит из боковой стенки и все это сооружение, ну целый дом, поворачивается на неподвижных гусеницах. Экскаваторщик сидит в кресле, в фонаре на боковой стенке у выхода стрелы, кнопками на рукоятках кресла управляет ковшом и стрелой и при работе все время поворачивается вместе с машинным залом и стрелой. А недалеко от места работы стоит барак. В бараке сидит бригада Уральского завода тяжелого машиностроения (УЗТМ), который изготовил драглайн, и бригада Харьковского электромеханического завода (ХЭМЗ), который изготовил электрооборудование. У бригады УЗТМ запасные блоки, тросы, траки, редукторы и тому подобное, у бригады ХЭМЗа якоря электрических машин, катушки, контакторы, реле и горы щеток и щеткодержателей… Обрывается трос. Экскаваторщик Усков всё отключает, откидывается и засыпает. Из барака бежит бригада УЗТМ, восстановили. Будят Ускова - он опять копает. Искрят щетки, Усков все отключает и засыпает. Бегут ХЭМЗовцы. Восстановили. Будят Ускова - он копает. Усков получил звание Героя Социалистического труда, он был тогда лучший экскаваторщик Союза».

Творец этого чуда Борис Иванович Сатовский (1908-1989) - один из основателей советской школы горного экскаваторостроения родился 8 (21 апреля) 1908 года в Кутаиси в семье чиновника. После смерти отца в 1924 году с матерью и сестрой переехал в Новочеркасск. 

В 1926 году окончил среднюю школу в Новочеркасске. В 1927 году поступил в Северо-Кавказский институт водного хозяйства и мелиорации, где учился до 1931 года, окончил 3 курса. Но в этом институте Сатовский не доучился. Его покорили экскаваторы, с которыми он столкнулся на практике. Он уезжает в Ленинград, где было конструкторское бюро, занимавшееся экскаваторами. Участвовал в разработке первого отечественного электрического скального экскаватора. В 1936 году в качестве сотрудника этого бюро включился в работу над доводкой опытного экземпляра этой машины. Начал работу над проектом первой в СССР машины в классе тяжёлых карьерных экскаваторов. Во время Великой отечественной войны работал технологом по сборке танков. В 1944 Б.И. Сатовский возглавил конструкторское бюро горного оборудования Уралмашзавода.

В 1947 году Уралмашзавод выпустил первый карьерный экскаватор. В 1945-1978 годах Б. И. Сатовский руководил проектными работами по созданию всех типов землеройной техники, выпускаемых на Уралмашзаводе. В начале 1948 года Министерство тяжёлого машиностроения предоставило возможность Уралмашзаводу создать шагающий экскаватор. К намеченному сроку машина в более чем двадцать тысяч деталей, иные из которых весом были более ста тонн, с десятью километрами электрических проводов и четырьмя километрами труб, была спроектирована и собрана.

Самый первый экземпляр шагающего драглайна ЭШ-14.75 отправили на строительство Волго-Донского канала, и проработал он там до 1979 года, тридцать лет, побив все рекорды долголетия таких машин. В 1963-978 годах Б.И. Сатовский занимает должность главного конструктора горнорудного и доменного машиностроения Уралмашзавода.

Стал доктором технических наук (1966) без защиты кандидатской диссертации.

В эти годы выпускаются экскаваторы самого разного назначения. Умер Б.И. Сатовский в 1989 году в Свердловске (ныне Екатеринбург).

Награды и премии Б.И. Сатовского: заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1973); заслуженный изобретатель РСФСР (1963); Сталинская премия третьей степени (1948) - за разработку и промышленное освоение новой конструкции экскаватора высокой производительности (карьерный экскаватор); Сталинская премия первой степени (1951) - за создание конструкции шагающего экскаватора «ЭШ-14/65»; орден «Знак Почёта» (1945); два орден Трудового Красного Знамени (1952; 1977); медали.

Хотелось бы отметить, что строительством Волго-Дона занимался «Главгидрострой», входивший в структуру МВД. На стройку привлекалось, как уже отмечалось, большое количество заключенных. Руководство стройкой осуществляли офицеры и генералы МВД. Если Я.Д. Рапопорт и С.Я. Жук стояли во главе «Главгидростроя», то во главе строительства стоял генерал-лейтенант Иван Сергеевич Шикторов.

Иван Сергеевич Шикторов (1908-1978) родился в Тверской губернии, сын крестьянина, работал чернорабочим, пожарным. Член ВКП(б) с 1928 года, окончил электромеханический факультет Ленинградского политехнического института в 1935 году. Стал директором электромеханического завода «Электрик» в Ленинграде, откуда в 1930-е был выдвинут на пост заместителя начальника Ленинградского областного управления НКВД. С 1949 по 1952 год начальник Управления строительства МВД Волго-Донского морского пути. С 1952 заместитель начальника Управления строительства МВД Куйбышевгидростроя. Вышел на пенсию в 1965 году. Скончался в 1978 году в Москве. Имел правительственные награды: 2 ордена Ленина (5 августа 1944, 19 сентября 1952), орден Красного Знамени (20 сентября 1943), орден Трудового Красного Знамени (2 апреля 1939), орден Красной Звезды (28 ноября 1941), медаль «За отвагу» (21 февраля 1942). Ивану Сергеевичу Шикторову в 1980 году на шлюзе №13 Волго-Донского канала была установлена гранитная мемориальная доска.

По воспоминаниям уже упоминавшегося Александра Евсеевича Ашкинази при подготовке к пуску цимлянского гидроузла случились неполадки с электродвигателями для насосов: «Во время разбирательства с этими двигателями прилетел Серов, генерал-полковник, с кучей генералов, на совещании сидит, в том числе, и начальник строительства генерал-лейтенант Шикторов Иван Сергеевич. Совещание в 12 ночи началось, я пришел. Серов говорит: «Лаврентий Павлович должен докладывать Иосифу Виссарионовичу о ходе строительства, будут ли заполнены в срок водохранилища и так далее, и мы должны передать в Москву ВЧ-грамму и вот, пожалуйста, все подписали, подпишите и Вы». Кладут мне, читаю. Докладываем, что строительство идет так-то и так-то, принимаются меры, чтобы отсыпать плотину, очень напряженное состояние, холода, принимаются меры и так далее и - к сожалению, двигатели не впадают в синхронизм, так что гарантировать срок пуска не можем. Написано так, что получается, что виноваты двигатели. Хотя действительно, правда, что они не впадают в синхронизм, но они-то не виноваты. И вот я беру ручку, наклоняюсь для подписи и вижу боковым зрением, что все эти деятели переглядываются - неужели этот идиот подпишет. Я пишу внизу - двигатели не впадают в синхронизм в связи с нарушением проекта - трансформатор установлен не там, провода не те, напряжение ниже нормы, насосы не соответствуют выданной характеристике. Они кричать: «Что вы делаете! Вы знаете, что за это Вам будет!» Вот тогда Шикторов спокойно спросил меня: «Что нужно сделать?» Питалась электроэнергией эта насосная от Сталинграда через Калач. Год был 1952, еще не все электростанции были восстановлены. По дороге было еще несколько энергопотребителей. И я ответил Шикторову, что единственный способ - это ночью отключить всех, кого только можно, в Сталинграде (кроме непрерывных производств, жизнеобеспечения города, органов) и по дороге отключить все эти городки и сам Калач. Это сделали, напряжение поднялось, двигатели вошли в синхронизм».

Так в трудах шло строительство. Случалась ли гибель людей на строительстве? Да, случалась. Как отмечали свидетели строительства канала, людей засыпало обрушившейся землей в карьерах и в ложе канала, не соблюдение мер безопасности при работе со сложной техникой, нарушение мер безопасности при использовании печного отопления приводили к гибели людей.  

Один из случаев гибели людей на стройке был рассказан вольнонаемным строителем Цимлянского гидроузла. Вот, что было рассказано. На правом берегу Дона располагался батальон стройбата - солдаты строили временный мост через Дон. Местом расположения одного взвода была стоявшая у причала баржа. Ранней весной солдаты спустились на ночлег в трюм по деревянной лестнице. На ней развесили для просушки портянки. Рядом горела печка. Дневальный у печи уснул. Портянки загорелись, от них - лестница. Выбраться солдаты не могли. Я работал, вспоминал строитель, тогда в «водной конторе», и наша организация занималась спасением солдат. На катере подвезли аппарат и автогеном вырезали дыру в барже. Спаслось человек 30, 25 - погибли. Их похоронили с большими почестями на городском кладбище. Это случилось весной 1950-го года... Солдатские могилы сохранились до сих пор. Неверно и утверждение, будто Цимлянский гидроузел построен на костях заключенных. На стройке заключенным был предоставлен льготный режим. Было много бесконвойных. Заключенные получали высокие зарплаты - на уровне вольнонаемных, при выполнении плана на 151 и более процентов срок им сокращался втрое. Заключенные работали токарями, слесарями, водителями, экскаваторщиками, прорабами, начальниками участков.

Еще в 1951 году заместитель начальника Главгидроволгодонстроя МВД СССР М.И. Журавлев направил заместителю министра внутренних дел СССР В.С. Рясному записку о поощрении отличившихся на производстве заключенных Цимлянского и Калачевского ИТЛ. В ней отмечалось: "На строительстве Цимлянского гидроузла, при сооружении водосливной части плотины, пропуске через нее воды и перекрытии реки Дона, часть заключенных работала в ударном порядке. На протяжении длительного времени, работая в котловане по 16–18 часов в сутки, нормы задания выполняли от 150 до 300 % и выше. Интенсивно работая на производстве, эти заключенные не имеют нарушений лагерного режима и являются примером дисциплинированности для других. Имеются заключенные хорошо и интенсивно работающие на строительстве и Волго-Донского соединительного канала, которые систематически перевыполняют производственные задания и особенно отличились при сооружении шлюзов, аварийных ворот, водосбросов, дамб, насосных станций и креплений откосов в Береславском, Красноармейском и Донском строительных районах, являясь также образцом выполнения лагерного режима. Все эти особо отличившиеся на производстве и в лагере заключенные, вполне заслуживают правительственного поощрения.
Представляю при этом списки лучших людей, показавших себя на производстве и примерных по поведению в лагере от управлений Цимлянского ИТЛ на 125 человек, прошу возбудить ходатайство перед Советом Министров СССР о досрочном освобождении 296 человек и сокращении наказания на разные сроки 151 человека, согласно прилагаемых при этом персональных списков. 
Осуществление этих мероприятий создаст лучший стимул у заключенных на повышение производительности труда, что будет способствовать своевременному окончанию первой стройки коммунизма. 
Приложение: списки по Цимлянскому ИТЛ на 13 листах и по Калачевскому ИТЛ на 22 листах".

Резолюция: Тов. Долгих. Прошу быстрее подготовить все эти материалы в аппарате ГУЛАГа для дальнейшего решения этого вопроса. Рясный.
Многие заключенные освободились по амнистии и остались трудиться там, где они и трудились. Многие были награждены орденами.

Так с авралами, через одно слово продвигалось строительство канала и Цимлянского гидроузла.

Продолжение следует

Ю. Парамонов

 

Источники:

А.П. Злобин «Добрая жизнь». Найти здесь
Сайт 1.
Сайт 2.
Сайт 3. 
Сайт 4.
Сайт 5.
Википедия

 

Категория: Заметки дилетанта | Добавил: defaultNick (10.03.2019)
Просмотров: 81 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
Счетчик посещений сайта Каталог сайтов Каталог сайтов :: Развлекательный портал iTotal.RU
uCoz Copyright MyCorp © 2019